Путник bookman прошел с планеты Библиотека на планету Земля

Про Каляма


Жанр:

Здравствуй Ключник!
Вот, сподобился тут покопаться на раритетном HD. Он с той самой "машины", на которой я когда-то корябал "Сказку-ложь", "Рыцарей", "Галочку" и "Хозяина мира"... А ведь это уже "целая вечность тому назад!" (С)
И обнаружилась там нерасказанная история. Может, она тебе понравится.
Итак, мы начинаем!
"Когда-то у меня жил кот Калям. Именно КОТ с большой буквы, язык до сих пор не поворачивается назвать его «котиком». И этот кот заслуживает особого жизнеописания.
Так случилось, что с детства я жил бок о бок с самыми разными представителями семейства кошачьих. Я узнал все их сильные и слабые стороны, знал, чем их кормить и как их лечить. Лечить, конечно, не в буквальном смысле слова, но как помочь им справиться с каким-то кошачьим недугом имел представление. И всегда считал, что это скачущее по дому, орущее от голода или от неуемного желания четвероногое существо, суть есть обычная кошка. Пока в моей жизни не появился Калям.
Я подобрал его на обыкновенной помойке. Был жаркий летний день, я шел домой с работы. Тут-то я и увидел его, маленького, чистого, угольно-черного, с белоснежным воротничком. И он смотрел именно на меня огромными изумрудно-зелеными глазищами. И неловко поковылял именно ко мне, равнодушно глянув в сторону проходящей мимо девочки, громко засюсюкавшей: - Ой, какой классный котеночек! Кис-кис-кис!
Так Калям поселился у меня. Он быстро вырос в независимого, знающего себе цену, но не наглого, понимающего все с полуслова соседа. Когда надо, он успокаивающе урчал на коленях, а когда не «отсвечивал» вообще. Калям всегда был к месту, но имел и свою собственную жизнь. Всегда неуловимо давал понять, по душе ему кто-то или нет, своим кошачьим языком выражая отношение к приходящим и всегда безошибочно определяя их «качественность», что ли. И всегда наши мнения мистическим образом совпадали.
Через четыре года, на «почти тридцатилетие» Каляма, я решил подарить ему ярко-оранжевый, ручной работы ошейничек, инкрустированный стразами, с его именем и нашим адресом. Так, на всякий случай, прекрасно понимая, что Калям сам никогда не уйдет, но мало ли что. Ошейник сделала моя подруга - талантливый художник-дизайнер Лида, которой Калям просто безумно понравился. Она так и сказала мне: «Подари это ему, это вещь от чистого сердца!» Помню, что Калям совершенно спокойно перенес процесс «задаривания», ничем не выказав, что ему не очень приятен собственно ошейник и молча выслушав мои сбивчивые, многословные объяснения о ценности этого подарка.
А потом Лида пригласила нас на свой день рождения.
Калям, как обычно, семенил рядом со мной по пешеходному переходу через оживленную дорогу. Он всегда бежал немного позади, считая, что хозяин должен быть впереди. Пусть хозяин не старше, но он более видный. Я никогда не замыкал его на шлейку, мне просто не могла прийти в голову мысль: «Каляма – и на поводок!» А потом за моей спиной был оглушительный визг тормозов автомобиля и страшный кошачий вой. И я рванулся обратно на дорогу.
Потом помню, что чуть ли не с дверцей выдрал из-за руля водителя, здоровенного такого парня, громко возмущающегося: дескать, ходят всякие еле-еле через дорогу, пропускай всех подряд! Я вбил его спиной в капот машины, и уже был готов убить на месте. Уже занесен для удара мертво стиснутый кулак, готовый снести и размозжить это, разом помертвевшее, ничего не понимающее лицо. Счастье, что я не сделал этого, все равно я уже не мог ничего изменить. А этот человек ничего бы не понял. Запомнился только ужас непонимания в глазах, сдавленное невнятное бульканье, и как кто-то отрывал меня от него, уговаривая и успокаивая.
Потом я бережно поднял с асфальта искореженное тельце Каляма и ушел. И беззвучно долго рыдал на огромном ромашковом поле за нашим микрорайоном, где часто гулял с ним этим летом, бессильно вырывая с корнем вокруг себя эти ромашки. Там я и похоронил его, положив на маленький черный холмик земли ярко-оранжевый, искрящийся в лучах закатного солнца ошейник.
Как это ни страшно звучит, но часто «братья наши меньшие» значат для нас во сто крат больше, чем «братья по крови». Жизнь – это такая штука, иногда она убивает близких тебе. И тогда ее за это ненавидишь...
Любимая, узнав о трагической гибели Каляма, не винила меня ни в чем, но приняла мое предложение руки и сердца лишь через полгода. Я понимал, что причиной тому потеря Каляма, к которому она сильно привязалась, и не торопил ее. И много позже она призналась мне, что, узнав о произошедшем, просто не могла меня видеть.
Сейчас у нас подрастает дочь. Вчера мы праздновали ее день рождения. Собралось много друзей. Нам повезло с друзьями - среди них много художников, музыкантов, поэтов. Гости играли и пели имениннице, тут же мгновенно рисовались портреты и шаржи, экспромтом сочинялись стихи, было шумно и весело. Когда в зал был вынесен большущий торт с горящими свечками, кто-то позвонил в нашу дверь. Я открыл, думая, что это припозднившиеся гости, но лестничная площадка была пуста. Уже когда я хотел закрыть дверь, через порог неуклюже перебрался маленький черный котенок с белоснежным воротничком.
Угадайте, как мы его назвали?"

Напутствие Ключника Vozrozhdennaya

Калям?


К списку историй



Другие истории

Зеркало Белый Демон

Моё Солнце

Весна, и этим все сказано

от судьбы

Назад в прошлое...а надо ли?

Навстречу к солнцу
про Тишину

Оценка

Ваша:

Комментарии

bookman комментирует:
Ага! )

Войдите и оставьте свой комментарий.
Форма обратной связи с администрацией
© 2005 «Спектр7 — виртуальное путешествие по Вселенной»